Ирина Синицкая, чей сын умер в стационаре, выиграла суд против больницы. Репортаж из зала суда

Автор 30/04/2017 | 3 комментария | Просмотров: 1351

18 апреля в городском суде состоялось слушание дела 31-летнего Павла Синицкого, который умер в стационаре североуральской больницы 22 августа 2015 года. Истицей выступала мать Павла Ирина Синицкая, которая хотела взыскать с ГБУЗ ЦГБ моральный ущерб в размере 750 тысяч рублей. Судьей был Алексей Аксенов, интересы Синицкой защищал адвокат Михаил Охапкин. В полном объеме поддержала требования Синицкой помощник прокурора Североуральска Марина Черникова. Также в защиту истицы выступили трое представителей страховой компании «Астрамед-МС». Интересы ЦГБ в суде представляла юрист больницы.

Интересы Синицкой в суде защищал адвокат Михаил Охапкин. Перерыв в судебном заседании. Фото: Алла Брославская.

Интересы Синицкой в суде защищал адвокат Михаил Охапкин. Перерыв в судебном заседании. Фото: Алла Брославская.

Судебное заседание началось в два часа дня. Поддержать Синицкую пришли восемь свидетелей — ее дочь, зять, родная сестра, гражданский муж, племянница с супругом и муж сестры и близкая подруга Ирины. Первой из свидетелей давала показания дочь Ирины Синицкой Ульяна, которая 21 августа (почти два года назад) ехала в гости к матери из Екатеринбурга. Ехала девушка на шашлыки, а попала на похороны родного брата…

— В дороге я созванивалась и с мамой и с Пашей, — отвечает на вопросы судьи Ульяна, — мама жаловалась, что скорая не забирает его в больницу, медики говорят, нет оснований для госпитализации. И Паша мне не раз звонил, говорил, что ему плохо, слабость, тошнит. Потом мама позвонила и сказала, что поехала с Пашей в приемный покой.

Судья Алексей Аксенов, по обыкновению, не давал свидетелям “растекаться”, одергивал и настаивал на конкретике. А конкретика требовалась по трем моментам — как часто вызывали скорую помощь Павлу в течение последних двух месяцев жизни, отказывали ли врачи в госпитализации больному и… как мать Павла Синицкого пережила его смерть. Задавая последний вопрос и требуя детального ответа, Алексей Сергеевич извинился перед истицей, пояснив, что этого требуют обстоятельства.

Дочь Синицкой Ульяна с трудом сдерживала слезы, иногда ей это не удавалось. Девушка рассказала, что у мамы долгое время все время болела голова, отнимались ноги, она не раз ездила по этому поводу в Екатеринбург на консультацию. Рассказала и о том, что мама каждый день после похорон сына не раз звонила ей.

— Прежде, чем что-то у нее спросить, я сначала должна была дождаться, пока она проревется и хоть чуть-чуть успокоится, — вспоминала дочь.

На вопрос судьи, можно ли сказать, что мать после смерти Павла потеряла смысл жизни, Ульяна на секунду задумалась и ответила: “Нет, так сказать нельзя. Мама живет целью добиться справедливости и наказать виновных”.

Вина медиков… есть. Опосредованная
Судья Алексей Аксенов зачитывает вслух результаты проведенной в августе 2016 года независимой экспертизы. “Недооценка тяжести состояния пациента… Нарушение прав застрахованного лица… На этапе скорой помощи необходимо было выставить основной диагноз, что сделала только бригада, выезжавшая на вызов 11 августа 2015 года…
Непосредственной причиной смерти Павла Синицкого явился тромбоз протеза митрального клапана. У Павла была врожденная сердечная недостаточность. Первую операцию на сердце парень перенес в 14-летнем возрасте, вторую — в 21 год.

Как сообщила присутствующая на заседании суда специалист-эксперт из Серова Светлана Ольштейн (опытнейший врач, представитель страховой компании “Астрамед-МС”), еще в 2009-м году у Синицкого был обнаружен инфекционно-септический эндокардит в сердечном клапане. После чего, уверена специалист, медики в Североуральске просто обязаны были назначить пациенту не амбулаторное, а именно стационарное лечение. Чего сделано не было. То есть, по сути, с 2009 года совсем еще молодой хронически больной человек медленно, постепенно угасал.

 

 

 

— Мы (вместе со Светланой Кирилловной в суде были еще два представителя страховой компании) не снимаем вины с медицинских работников, — подытожила Ольштейн, — нельзя снять вину с них не только непосредственно в день смерти Синицкого, а также в июле и августе 2015 года. Вина медработников идет гораздо раньше.

 

 

 

 


Парню требовалось хирургическое лечение, так как терапевтическое, которое ему оказывалось, было неэффективным. Хирургическое лечение, начатое в 2009 году, могло предотвратить развитие у Синицкого тромбоза. Также не в пользу ответчика говорит отсутствие “преемственности действий среди медиков скорой помощи, амбулатории и стационара”.

Иск удовлетворить в полном объеме
Ответчик в лице юриста ГБУЗ ЦГБ возражала против иска Синицкой. Уже в конце прений настаивала, чтобы суд изучил видеозапись, видимо, сделанную в приемном покое вечером 21 августа. Предлагала опросить лечащего врача Павла терапевта Гульназ Перминову. Также юрист говорила о том, что сам Синицкий безответственно относился к собственному здоровью, а “граждане обязаны следить за своим здоровьем самостоятельно”. По словам юриста, терапевт неоднократно (только почему-то без записи в амбулаторной карте больного. Прим. ред.) рекомендовала ему консультацию кардиолога. Однажды (в 2008 году), как сообщила представитель истца, Синицкий был выписан с больничного с нарушением, так как пришел на прием в состоянии алкогольного опьянения.
Судья Аксенов после тщательного изучения всех документов, заслушав всех свидетелей, а также доводы ответчика (ГБУЗ ЦГБ)  учреждения, огласил решение — иск истца удовлетворить в полном объеме. Больница собирается обжаловать решение суда.

Ульяна Синицкая: “Мама с Пашей уже были в приемном покое, мама позвонила и сказала мне, что Пашу не хотят класть в стационар. Я приехала туда. Медики говорили, что Паша симулирует, что они не видят оснований для госпитализации. Говорили, что он ленится, что ему нужно больше ходить, бегать вокруг дома. Заставляли, чтобы он прикоснулся пальцем к кончику носа, чтобы прошел по прямой линии. Они издевались над ним. А он уже буквально по стеночке сползал, даже стоять не мог”.
Ирина Николаевна очень хочет, чтобы североуральцы, которых также как ее сына унижали и оскорбляли в нашей больнице, понимали, что добиться справедливости в этой ситуации можно. А главное, нужно. При этом женщина подчеркивает, что очень многих наших медиков глубоко уважает и выступала в суде не против всех врачей, а исключительно в отношении конкретных.




Поделись новостью в социальных сетях

  • Петр

    Жаль Пашу, но вдруг он ехидничал в комментариях?

  • Bobka

    Говорить о победе одной стороны и проигрыше другой, ещё рано.
    В нашей стране столько примеров, измениния решений судов первой инстанции на 180 градусов в резонансных делах, что нужно подождать.

  • Наталья

    То есть она добивалась по суду только денежной компенсации?А наказания врачей нет?

Заметили ошибку в тексте?

Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама

Городской справочник

Подать объявление в газету

Баннер 3А

Реклама

Скажи, что ты думаешь

Житель Нижнего Тагила получил 11 лет тюрьмы за напиток, привезенный из Перу. Это справедливо?

Смотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Баннер 3B

Реклама

Последние комментарии

Баннер 3А

Реклама

Баннер 3А

Реклама

Новости Североуральска в вашем почтовом ящике. Еженедельно.

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными материалами nslovo.info

Никакого спама. Все только по делу. Обещаем.

Нажимая кнопку "Подписаться", вы подтверждаете, что даете согласие на обработку персональных данных.

146 / 2,946 / 133.21mb